Город-Семилуки.рфгород Семилуки
Последние статьи
Самые читаемые новости
Ещё рекомендуются к прочтению новости
Плохая наследственность
Плохая наследственность

Споры вокруг латненского наследства идут уже 8 лет. Прокуратура не видит нарушений в том, что пропали деньги со счета, а долю в доме получила внучка бывшего квартиранта

Уже больше 8-ми лет длится судебная тяжба Светланы Мальцевой за наследство отца. Наша газета не раз рассказывала обо всех перипетиях этого запутанного дела. На днях из районной прокуратуры пришел ответ, который совершенно ошеломил семью Светланы Петровны.

Напомним суть спора. В 1958 году отец Светланы Мальцевой Петр Белянский получил земельный участок в поселке Латная, где построил собственный дом. Землю ему выделил колхоз имени Октябрьской революции, центральная усадьба которого находилась в соседней Девице. Отметим, что когда история судебных тяжб Мальцевой появилась в Интернете, против её семьи в социальных сетях началась настоящая травля. Чиновники отрицали сам факт, что Белянский мог получить землю от колхоза – мол, сельхозпредприятие Девицы якобы не могло распоряжаться землей в соседнем рабочем поселке. Хотя нынешние границы поселений были установлены в конце 90-х годов, а сами поселения росли вширь именно в 50-е годы за счет земель соседних колхозов.

Удалось разыскать даже протокол заседания правления колхоза им. Октябрьской революции, которым было принято решение о выделении земли – №5 от 21.04.1958 г. Тогда же земельный участок 0,14 гектара получил и Анатолий Маньков, который был братом жены Петра Белянского и тоже жил в Латной.

Но Анатолий Алексеевич, в отличие от родственника, строиться не пожелал. Да и зачем нужен собственный дом, когда шурин разрешил пожить у себя! Позднее в протоколах заседаний правления колхоза им. Октябрьской революции была найдена запись, что Маньков «вёл паразитический образ жизни». Его сын Владимир Анатольевич был осужден за воровство и совместно с женой лишен родительских прав, а его внучка Наталья Манькова воспитывалась сначала у опекуна Любови Застрожновой, затем в интернате.

После смерти Петр Белянский не оставил завещания. По закону все его имущество должна была унаследовать вдова Татьяна. Но внезапно неизвестно откуда «всплыло» решение совета народных депутатов поселка Латная от 22.03.1984 г., согласно которому дом Петра Белянского будто был поделён на две части – 2/3 отошло самому хозяину, а 1/3 – его квартиранту Анатолию Манькову.

Светлана Мальцева уверена: такого раздела не было и не могло быть. Она предполагает, что документ был сделан задним числом администрацией поселения с целью завладения участком покойного Манькова. По советским законам, если гражданин построил жилье, то земельный участок у него изымают – а Манькову принадлежало 0,14 гектаров.

Уже в наши дни власти смогла извлечь из этой подделки дополнительную выгоду – интернатской воспитаннице Наталье Маньковой надо было выделить государственное жилье, но так как её объявили наследницей своего деда Анатолия, получилось, что жильё (в доме Белянского) она уже имеет и тратить государственные деньги на покупку квартиры для неё как сироты не нужно.

В 1986 году нотариус Гнеушева выдала вдове Белянского Татьяне Алексеевне свидетельство о праве на наследство, согласно которому ей досталось всего 2/3 дома отца. Но почти четверть века никто даже не подозревал об этом разделе – формальный хозяин третьей части домовладения Анатолий Маньков о своих правах ничего не знал и до самой смерти жил в посёлке совсем по другому адресу.

В 2012 году Татьяна Алексеевна ушла из жизни, и в права наследования вступили ее дочери – Светлана Мальцева и Раиса Шерстяных. Нотариус Елена Кирнос выдала свидетельство, по которому они также могут претендовать лишь на 2/3 дома. Вот тогда и всплыла история с частью покойного Манькова, которую чиновники администрации предложили записать на его внучку, выпускницу интерната Наталью – чтобы не покупать ей государственное жильё.

– В частный дом «запихнули» чужих людей, хотя все эти годы дом не делился на доли – все налоги и «коммуналку» полностью платили сначала Белянский, а потом его вдова, – комментирует Светлана Мальцева.

Не менее странно происходил раздел денежных средств Татьяны Белянской. По закону две дочери должны были получить наследство в равных долях. И это касается не только недвижимости, но и денежных средств. Однако нотариус Елена Кирнос отписала их Раисе Шерстяных!

Светлана Петровна считает, что нотариус воспользовалась тем, что она является инвалидом 1-й группы по зрению, а ее дочь на тот момент не разбиралась в юридических тонкостях – поэтому в заявлении о наследстве от имени Мальцевой было указано только о недвижимости, но не упоминались денежные средства. Но ведь и заявления об отказе от денег в пользу другого наследника женщина не писала!

– Таким образом, Раиса Шерстяных, вступив в сговор с нотариусом, присвоила себе всю сумму вместо того, чтобы поделить ее пополам, – считает дочь Светланы Петровны.

В составленном документе Елена Кирнос зафиксировала, что на момент смерти Татьяны Алексеевны в 2012 году на ее счету лежали 54 тысячи 468 рублей, но 13 февраля 2013 года там осталось только 187 рублей 2 копейки. Хотя никаких выплат после даты смерти не производилось! Так куда же пропали деньги со счёта? Светлана Мальцева уверена: здесь также имела место махинация. В документе нотариус указала только один счет наследодателя, однако их было три. Оригинал выписки со счета Кирнос также не приложила…

Семья Светланы Мальцевой обратилась в семилукский суд с заявлением о признании недействительным выданного Кирнос свидетельства о праве на наследство. Однако судья Светлана Крюкова приняла сторону Раисы Шерстяных, хотя её объяснение к сути спора не имеет никакого отношения. «Я эти деньги заработала! Я ухаживала за матерью!», – заявила в суде Раиса Петровна. По закону подобные правоотношения должны фиксироваться в договоре и в завещании, а если их не было, не имеет никакого значения, кто за кем ухаживал – всё должно делиться между наследниками в равных долях.

В своем выступлении в суде Раиса Шерстяных признала, что деньги со счета получила именно она. Хотя закон запрещает распоряжаться деньгами умершего до вступления в права наследства. В связи с этим Светлана Мальцева написала заявление в полицию, но старший следователь Сыпко в июле этого года вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Обращение в районную прокуратуру о несогласии с результатами доследственной проверки также ничего не дало: «Принятое решение признано законным и обоснованным».

– Прокуратура в лице заместителя прокурора Семилукского района Прилепиной не видит, точнее – не желает видеть состава преступления в этом деле, – заявляет дочь Светланы Мальцевой Татьяна. – Пользуясь служебным положением, Прилепина скрывает мошеннические действия нотариуса Кирнос, указывая в ответе, что кража денежных средств – это законно. Кому служит прокуратура?..

Другой суд признал право собственности на третью часть дома за Натальей Маньковой – как наследницей своего отца Владимира. Хотя Владимир Маньков никогда не жил в доме Петра Белянского и поэтому не может считаться получившим наследство от отца Анатолия – в свою очередь, на момент смерти также не проживавшего в спорной части дома. Кстати, сейчас эта треть – пристройка к домовладению – находится в аварийном состоянии и жить там вообще невозможно. Мальцевы предполагают, что за выпускницей интерната стоят люди, желающие за копейки выкупить эту аварийную недвижимость, чтобы снести её и построить новый хороший дом. То есть по факту сирота Манькова никакого жилья так и не получит, хотя от двух гражданских мужей у неё есть дети...

Наталья АЛЕХИНА

"Семилукский Вестник" № 39 (503) 12 ноября 2020

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите +

Нравится

Нет комментариев.
Добавить комментарий
Имя:

Проверочный код: