Город-Семилуки.рфгород Семилуки
Общая панель
Добро пожаловать, посетитель!






Самые читаемые новости
Ещё рекомендуются к прочтению новости
Господи, спаси и сохрани Голосновку
Господи, спаси и сохрани Голосновку— Мама часто делилась со мной воспоминаниями о войне. Наше село она затронула сильно. Здесь была передовая, — рассказывает моя героиня Анна Васильевна Доровская (на снимке). — В январе 1943-го года Голосновку освободили. А в феврале жители смогли вернуться из «курского изгнанья», куда их ссылали всех без разбора.

Пока мужики воевали, женщины и старики за восстановление хозяйства взялись. Всю тяжелую работу выполняли вручную. Надо зерно на сев из Курбатова доставить, не раздумывая, пешком преодолевали несколько десятков километров, с тяжелыми мешками на плечах.

Медпункт Голосновка семилукский районСами могли бабоньки и за руль трактора сесть, и в плуг вместо лошади впрячься. И пахали, пахали... Наверно, с тех времен сказ про настоящих русских женщин пошел: и коня остановят, и избу заново отстроят, если нужно.

— А по вечерам, рассказывала мама, все вместе собирались. Пирогов настряпают, перекусят. Кто-то песню затянет...

И сил вроде нет, и спину к ночи еле разогнешь, а, понимаешь - свои кругом! От этого на душе светлее.

...Не случайно моя собеседница о послевоенных годах вспомнила: день моего приезда в Голосновку совпал с памятным моментом. В далекие сороковые именно в этот день в село пришли немцы...

ЕСТЬ ЛИ СВЕТ В КОНЦЕ ТОННЕЛЯ?

— Знаете, а ведь раньше люди добрее были, - продолжает Анна Васильевна. - Растили детей, уповали на Бога и верили, где-то там, в конце тоннеля обязательно будет свет.

Школа ГолосновкаПосле войны снова открыли школу. Ради ее восстановления даже местный храм разрушили. Местные старцы по этому поводу сильно переживали. Но делать нечего - детей же выучить надо. Семьи не то, что сейчас - по пять-семь ребятишек.

В 50-х годах школа приняла своих первых учеников. В 2003 году ее капитально отремонтировали. Можно сказать, отстроили заново. Появились новая мебель, компьютерный класс, лингафонный кабинет для изучения иностранных языков, кстати, единственный в районе! А силами учителей вокруг школы запестрили разноцветные клумбы. И тут же школа стала украшением Голосновки.

Шикарное, не побоюсь этого слова, двухэтажное здание собрало под своей крышей 33 ученика. Не потому, что больше не вместило. На селе другая беда - некого! Несколькими годами раньше набирали первоклашек, пусть немного, человека три-четыре, но все ж стабильно...

Галина Доровская с сыном Даниилом— О том, что будет в ближайшей перспективе, и думать страшно, - присоединяется к разговору Галина Николаевна Доровская. - Я сама мама. Сын Данилка в третьем классе. И, конечно, мне, как и другим родителям, небезразлична судьба школы. В этом году она стала девятилеткой! Десятиклассников будут возить в базовую Новосильскую. Как представлю, что и своего Даньку туда придется переводить, аж не по себе. То он здесь рядышком, на перемене может домой заскочить, а там. словно на чужбине.

— Да и не понятно как-то, - продолжает Галина Николаевна.

— Ведь всем известно, что условия в нашей школе хорошие. И педагоги ребятишек учат не хуже других. В прошлом году даже молоденькая учительница пришла. А все-таки базовой сделали не нашу...

В сентябре в первый класс должен пойти один человек. А будет там класс или нет - вопрос спорный. Родители малыша прописаны здесь, а работают и живут в городе. Как думаете, в какую школу они его отдадут?

Прервав наш разговор, в комнату влетел тот самый Данилка:

— Мам, книги в библиотеку отнес. И уже новые набрал, - с порога затараторил он и осекся. - Ой, у нас гости. Здравствуйте!

— Привет, Данил, - улыбаюсь в ответ. - Как учеба, третий класс?

— Между прочим, я уже в четвертый перешел! Без троек закончил. Сейчас вот на заслуженном летнем отдыхе. Помогаю родителям по хозяйству: поросят покормлю, курочек... С пацанами на великах гоняю, на пруду купаюсь. А когда надоедает, за компьютер сажусь.

— Данил, а променял бы родную Голосновку на город?

— В городе - дышать нечем, а у нас свежий воздух. Природа. И друзья мои Илюха и Данил.

— Ну, а если бы тебе дом в городе предложили, - с улыбкой подтрунивает мама.

— А, ну, тогда бы переехал. В городе все ж развлечений больше.

...Верно, мальчуган заметил, с развлечениями в селе туго. Местный дом культуры переполнен лишь в большие праздники. Голосновские артисты выкладываются по полной, даря заряд положительной энергии зрителям. А уж если говорят теплые слова, стараются никого не забыть, не обидеть. Геннадий Егорович Рябцев, Владимир Андреевич Донич, Владимир Алексеевич Чепрасов, Николай Иванович Трофимов - одни из главных помощников на селе. Один с подарками для ребят к новому году поможет, другой дорогу прочистит, а третий траву покосит.

Но все же молодежь привлекает не клуб, как бы ни старались артисты, а автобусная остановка. Чтобы туда придти, не надо прихорашиваться, да и билет на входе не требуют. Располагайся на любом свободном месте, щелкай семечки, потягивай прохладное пивко. И забивай на все. А уж когда градус ударит, и жизнь покажется веселее.

— Не судите строго нашу молодежь, да и вообще народ, -говорит Анна Васильевна. - Не лучше она, но и не хуже, чем в других поселениях. Те же проблемы, те же способы расслабления. Может, была бы работа, и меньше времени на гулянки оставалось бы.

РАБОТАТЬ ЕСТЬ КОМУ, НО НЕГДЕ

...Мнений о том, почему же все-таки колхоз «Родина» перестал существовать, бытует много. Одни верят, что какому-то дяде было выгодно обанкротить гремевшее когда-то на всю округу хозяйство. А потом за копейки приобрести то, что не успели разворовать - технику, оборудование. Другие, в основном молодое поколение, которое и о колхозах-то слышало в основном от мам, не удивляются. Мол, всему когда-нибудь приходит конец.

А на землях, принадлежащих когда-то колхозу, теперь работает банк «Авангард».

— Чтобы простому голосновскому мужику устроиться в «Авангард», надо написать заявление. В Москве, где сидит руководство, спустя не одну неделю его кандидатуру рассмотрят. Но как известно: рассмотреть, не значит взять. - говорит Галина Николаевна Доровская. - Нередко отказывают. Вот тут и возникают проблемы. Первая - отсутствие работы. И вторая, если взяли - мизерные оклады. Мой супруг отработал сезон, а зиму просидел на «печи». Другим же приходилось и в морозы трудиться тысячи за четыре в месяц.

— Кто попроворнее давно подыскал себе заработок за пределами Голосновки, - говорит Анна Васильевна. - Почему, спрашивается, не сделать какое-нибудь производство у нас? Свинокомплекс, к примеру ...Чтобы задействовать жителей трех сел: нашего, Новосильского, Троицкого.

Женщины из Новосильского ездят доить коров в Старую Ольшанку. Наши бабоньки так далеко не поедут. Раньше-то все под боком было. Вот мы и расслабились. А теперь фермы разрушили. И боязно уезжать куда-то, оставлять дом...

Анна Васильевна замолчала и отвела взгляд. Тяжело ей говорить о проблемах родной Голосновки. Помнит она, как когда-то на одной их улице восемьдесят буренок было. Как кипела жизнь, как лилось рекой душистое парное молоко. Как вставали ни свет, ни заря доярки и скотники и дружно шагали на ферму...

Сейчас по утрам уж никто никуда не спешит. И даже во вторник, когда предприниматели устраивают ярмарки, на площади возле сельской администрации тихо. Лишь изредка можно увидеть какую-нибудь бабушку с тросточкой, которая посмотрит на цены, возмутится, что дорого. Но так никуда и не уйдет. Ведь на самом деле она пришла не за покупками, а за простым человеческим общением, которого так не хватает немногочисленным жителям Голосновки.

А та река душистого парного молока давно превратилась в тоненький ручеек. Нынче коров можно пересчитать по пальцам.

ПЕРЕДАЙТЕ ВСЕМ: «МЫ ЕЩЕ ЖИВЫ!»

...Есть у местных жителей и еще один страх, о котором они говорят хором:

— Мы никому не нужны! Забыли нас! Особенно это стало чувствоваться, когда присоединили к Новосильскому. Раньше хоть администрация была. Придешь, выскажешь недовольство. Глядишь, и на душе легче. А сейчас в здание заходишь: мрачно и пустынно. Один специалист, да и тот частенько в разъездах. Обещали за счет объединения экономию бюджетных средств. Только вот где все это? Глава новосильская нас визитами не балует. Сидим, как в глуши. Ничего не знаем.

— Не привыкли мы к такому отношению. Когда Анна Васильевна Доровская была главой, часто обходы по дворам делала. Кому указания давала, кому вежливо советовала. А если не понимали с первого раза, могла и крепким словцом ударить, - улыбаются местные жители. - Даже мужики ее побаивались. Но это стоило того, работа шла, трава обкашивалась, улицы чистились.

— Так! Ну-ка хватит! - скомандовала Анна Васильевна, которая снова появилась в дверях. - Единственное, в чем мы слаженно сработали, так это в газификации. Еще при мне составлялись проекты, собирались деньги с местных жителей. Итог - живем теперь, как в городе, со всеми удобствами. За прошлый месяц за газ я рублей восемьдесят заплатила. Красота!

Вот бы еще с водой проблему решить...

Местному водопроводу уже лет пятьдесят. И конечно, он уже порядком поистрепался. Когда-то давно водопровод стоял на балансе колхоза. Был экскаватор, были слесари. А после развала его перевели на баланс местной администрации. Здесь уже полный «бюджет» - особо не разгуляешься. И теперь если сгорел насос, с кого деньги брать? С местных жителей.

Две водонапорные башни тоже еле дышат. Переживают местные - случись чего, без воды и жизни конец.

Нина Никаноровна Ефремова
МАТЕРЬ БОЖЬЯ БЛАГОСЛОВИЛА СЕЛО

Из маленького домика, бывшего когда-то магазином, доносятся песнопения. В Голосновском храме Покрова Пресвятой Богородицы служат молебен в честь православного праздника Петра и Павла. Вспоминают время, когда в село пришли немцы.

Потихоньку пробираюсь внутрь. Дочитав молитву, одна из женщин начинает пристально меня осматривать. Так познакомились с Ниной Федоровной Петровой - правой рукой батюшки. Когда его нет, она присматривает за храмом.

— Нина Федоровна, часто голосновцы приходят?

— В последнее время все чаще... Особенно старички. Чувствуют, наверно, что-то неладное. Вот и ставят свечки, да попросят у Бога спасения для Голосновки.

— А от чего спасать? Ни мора, ни войны. Все у вас вроде тихо и мирно.

— В этом-то и беда. Мирно, потому что мужиков в селе мало, а тихо, потому что родители уезжают и детей с собой забирают. Когда-то в Голосновке было почти четыреста дворов и более двух с половиной тысяч жителей. Сейчас осталось чуть больше трехсот пятидесяти голосновцев, да и то, в основном старики. Просят они у Господа - жизни для родного села. Пугает их это затишье и туманное будущее.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Пленила меня Голосновка своей красотой... Многие из собеседников ни за какие богатства на свете не променяют ее. Здесь все сделано с такой любовью. Местные старожилы помнят, как восстанавливали все после войны, как закладывались первые камни в главные здания села. И потому так больно наблюдать, что все, к чему они стремились, добивались с таким трудом - рушится.

Сегодня здесь работают несколько магазинчиков, почта, библиотека, ФАП, школа... Уже сейчас местные стали замечать, что меняются внутренне. Ожесточаются что ли... Родители не могут поддержать молодых, которым приходится самим покорять города. И те, кому это удается, уже не возвращаются. Завтра может, случиться, что вместе со стариками исчезнет сама Голосновка... Но об этом местные жители и думать боятся. Есть еще вера, что Бог этого не допустит. «Господи, спаси и сохрани наше родное село и всю страну нашу многострадальную...» - молятся голосновцы.

Наталья ФОКИНА.
Фото автора.
НА СНИМКАХ: Нина Никаноровна Ефремова: «Услыши нас, Господи»; Галина Николаевна Доровская, заведующая голосновским медпунктом, с сыном Даниилом.

"Семилукская ЖИЗНЬ" №87 2011
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите +

Нравится

Нет комментариев.
Добавить комментарий
Имя:

Проверочный код: