Город-Семилуки.рфгород Семилуки
Общая панель
Добро пожаловать, посетитель!






Самые читаемые новости
Ещё рекомендуются к прочтению новости
Фальшивый счет
Фальшивый счет

О том, как 165 голосов превратились в 11 и о других послевыборных чудесах

Полтора года назад наша газета сообщала о скандалах, которыми сопровождался в Семилукском районе подсчет голосов на выборах Президента и Государственной Думы (см. «Страсти после выборов» в № 11 от 16 марта 2012 года). Тогда наблюдатели от двух оппозиционных кандидатов, выдвинутых КПРФ и «Справедливой Россией», обвинили избирательные комиссии в фальсификациях: их отстранили от контроля за подсчетом голосов, поэтому у многих членов комиссий возникли обоснованные подозрения, что результаты выборов подсчитаны неправильно: многие бюллетени за Зюганова были сложены в пачку за Путина. Однако проверить «путинскую» пачку наблюдателям от оппозиции не позволили...

Областная прокуратура, как мы уже говорили, не обнаружила нарушений при подведении итогов выборов. Поэтому КПРФ и «Справедливая Россия» вынуждены были обратиться в суд. Об этом удивительном судебном процессе и пойдет сейчас речь.

В марте прошлого года на ряде участков в Семилукском районе за Путина якобы проголосовало 93 %, 95 % и даже 96 % избирателей. То есть за его ближайшего конкурента Зюганова было подано всего несколько голосов. Коммунисты опросили своих сторонников, живущих на «сомнительных» избирательных округах, и принесли в суд свидетельства семилукцев, голосовавших за Зюганова. Их оказалось гораздо больше, чем голосов, указанных в протоколах.

Казалось бы: раз есть сомнения в правильности подсчета, надо пересчитать бюллетени. Ведь после подведения итогов выборов пачки с бюллетенями запечатываются и сдаются на хранение, еще год их запрещается уничтожать. В суд были представлены показания тех, кто голосовал, – их голосов оказалось больше, чем записано в протоколе. В суд представили показания наблюдателей – им не позволяли следить за подсчетом. Это же серьезный довод в пользу того, что бюллетени требуют пересчета!

– К сожалению, избирательное законодательство предусматривает, что повторный подсчёт голосов избирателей возможен только после отмены судом решения комиссии о результатах голосования, – говорит правозащитник Илья Сиволдаев, представлявший в суде интересы штабов обоих кандидатов. – Но суд посчитал, что обнаруженных нарушений недостаточно для отмены результатов. Думаю, что существует негласное указание судьям и прокуратуре – ни в коем случае не допускать повторного подсчёта голосов избирателей после того, как объявлены итоги выборов. При наличии вопиющих нарушений избирательного законодательства во всей стране известно только 4 случая отмены результатов на думских выборах – и нет ни одного случая на президентских выборах.

– Есть аргумент, который любят использовать сторонники правящей партии: на выборах были тысячи наблюдателей от оппозиции, почему они допустили нарушения? Как минимум два представителя оппозиции (от кандидатов КПРФ и «Справедливой России») были членами комиссий. Также были члены с совещательным голосом и наблюдатели. Каким образом избирательным комиссиям удалось «нейтрализовать» их, не допустив к подсчету голосов?

– Очень просто. По закону обязанности между членами комиссии распределяет председатель. И вот на прошедших выборах председатели комиссий, будто сговорившись, поручали представителям оппозиции вести работу, которая не связана с подсчетом голосов избирателей. Например, им поручали подсчитать неиспользованные бюллетени и погасить их. Поручали составлять акт о пропаже бюллетеня. Или отправляли заполнять увеличенную форму протокола...

А пока оппозиционные члены комиссии занимались этой работой, на отдельном столе вели подсчет голосов из урн. Что само по себе является нарушением: голоса из урн нельзя считать одновременно с неиспользованными бюллетенями! В то же время любые попытки оппозиции проконтролировать сортировку бюллетеней на корню пресекались. Недовольным говорили – пишите жалобы, но эти жалобы тоже не принимали и не рассматривали. Поэтому оппозиционные члены комиссий в большинстве случаев отказались подписывать протокол. Но они оказались в меньшинстве, и протокол утвердили, поставив отметку, что кто-то от подписи отказался. После подсчета голосов многие захотели съездить в Семилуки, проверить, правильный ли протокол представлен в территориальную комиссию. Но кто-то проколол нашим наблюдателям шины... Полиция не смогла разыскать виновных.

– А как «нейтрализовали» наблюдателей?

– От наблюдателей потребовали не приближаться к столу ближе 2 метров. С такого расстояния не видны отметки в бюллетенях – и голоса за Зюганова легко можно сложить в пачку за Путина. Кстати, просмотр записей с веб-камер это подтвердил. Представители оппозиции были далеко от стола, следить за ходом подсчета они не могли. Это тоже нарушение: закон гласит, что наблюдателям «должен быть обеспечен полный обзор действий членов комиссии». Далее в законе сказано, что «бюллетени подсчитываются таким образом, чтобы лица, присутствующие при подсчете, могли увидеть отметку избирателя в каждом бюллетене». Наконец, «с уже рассортированными бюллетенями вправе визуально ознакомиться наблюдатели, а члены участковой комиссии с правом совещательного голоса вправе убедиться в правильности проведенного подсчета». Но им отказывали в контро­ле и просмотре, а жалобы, как я уже говорил, – не принимали.

– И суд не счел это нарушением?

– Суд фактически принял свое решение, исходя из того, что члены комиссии – добропорядочные граждане и они не могли неправильно подсчитать голоса. Но тогда почему председатели не разрешали проверить правильность подсчета? Доказать честность избирательных комиссий можно единственным способом: пересчитав бюллетени. Но суд отказался их пересчитывать.

– Неужели просмотр записей с веб-камер никак не помог?

– Веб-камеры находились далеко от стола, где считали бюллетени, поэтому нельзя было видеть, правильно ли их сортируют. Но зато были слышны голоса. Например, председатель комиссии в УИК № 35/26 озвучил результаты подсчета: за Зюганова – 165 голосов. А в протоколе написали – 11.

– И суд не счел записи с веб-камер доказательством?

– Суд удовлетворился объяснением, что это какие-то «предварительные результаты». Вообще просмотр видеозаписей в районном суде был поверхностным. В протоколе судебного заседания есть отметка о том, что видеозаписи просмотрены, но что именно там увидели, в протоколе не написали. Областной суд вообще отклонил ходатайство о просмотре видеозаписей.

– Закон разрешает отменить выборы, если нельзя выявить «действительную волю избирателей». Разве зафиксированных на тех выборах нарушений при подсчете голосов недостаточно для отмены?

– Действительная воля избирателей – оценочное понятие, поэтому суд его трактует очень произвольно. Например, в другом процессе, где мы добивались отмены результатов парламентских выборов, суд сделал вывод о том, что нарушения не повлияли на распределение мандатов, поэтому они «малозначительные». Судьи не обратили внимание на то, что всем нашим политическим партиям, получившим более 3 % голосов по России, из государственного бюджета за каждый голос избирателя платят по 50 рублей в год. Поэтому есть принципиальная разница, 500 или все-таки 5000 голосов получила партия в Семилукском районе.

– Что же получилось, в своем окончательном решении суд согласился с тем, что нарушения были, но оставил результаты выборов в силе?

Суд признал, что голоса считали с нарушениями, но отменять результаты не стал. Только предупредил избирком "не допускать подобное"

– Как ни парадоксально, но так. И все-таки нам удалось одержать маленькую победу. Суд вынес в адрес Семилукской территориальной избирательной комиссии два частных определения. В них судебная власть запретила нашим УИКам вести подсчет голосов одновременно с погашением неиспользованных бюллетеней, выдавать итоговые протоколы и составлять повторные протоколы с нарушением действующего порядка. От территориальной комиссии потребовали усилить контроль за единым порядком подсчета голосов и т. п. То есть суд фактически обязал избирательные комиссии соблюдать закон и допускать представителей оппозиции к подсчету голосов и оформлению протоколов.

– Что будет, если 8 сентября этого года в УИКах вновь попытаются «нейтрализовать» оппозиционных членов комиссии?

– Нарушители будут привлечены к административной и уголовной ответственности. С учетом уроков предыдущих выборов добиваться наказания виновных мы будем более оперативно и результативно. Кроме того, председатель Семилукской территориальной избирательной комиссии Пичугина, неся персональную ответственность за исполнение избирательного законодательства, может быть привлечена к дисциплинарной ответственности. Мы уже потребовали от избирательной комиссии области наказать ее за нарушения на прошлых выборах. Тем более сделаем это 8 сентября – если потребуется.

На фото:
Наблюдателям запретили приближаться к столу - тщетно они пытаются разглядеть, правильно ли сортируют бюллетени (кадр из записи с веб-камеры, приложенной к делу);
Суд признал, что голоса считали с нарушениями, но отменять результаты не стал. Только предупредил избирком "не допускать подобное"



"Семилукский Вестник" № 34 (145) 23 - 29.08.2013


Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите +

Нравится

Нет комментариев.
Добавить комментарий
Имя:

Проверочный код: