Город-Семилуки.рфгород Семилуки
Общая панель
Добро пожаловать, посетитель!






Самые читаемые новости
Ещё рекомендуются к прочтению новости
«Знаете, какой он был? Могучая глыба! Человечище!»
«Знаете, какой он был? Могучая глыба! Человечище!»

Штрихи к портрету человека-легенды

Так отзывается о бывшем главном враче Семилукской центральной районной больнице (ЦРБ) Александре Васильевиче Гончарове его ученица, а ныне - одна из лучших медработников ЦРБ. И добавляет:

- Сейчас людей такого высокого уровня в Семилуках, пожалуй, и нет..

Штрихи к портрету бывшего главного врача, возглавлявшего Семилукскую ЦРБ с 1959 по 1989 годы, - в воспоминаниях его учеников и дочери.


Человек-больница

Со школьных лет любому советскому человеку было известно стихотворение Маяковского про «товарища Нетте: парохода и человека». У нас в Семилуках почти четверть века назад тоже жил и работал свой уникум: Александр Васильевич Гончаров - «человек и... больница». Сейчас главное лечебное учреждение района, на алтарь создания которого он положил свою жизнь, носит его имя.

...- Хотя мы, медики, должны бы вешать на стены портреты великих врачей-светил, но посмотрите, чей портрет висит у меня за спиной. Кстати, такой же есть еще в нескольких кабинетах больницы, - сказала заместитель главного врача Семилукской районной больницы Галина Пятакова и показала на стену.

Со скромного портрета в рамочке на нас смотрел Александр Васильевич Гончаров. Строгий, спокойный взгляд немного уставшего человека...

- А каким он в жизни был, Галина Петровна? - спросила я его бывшую ученицу.

- Мудрым как человек и талантливым как организатор! - не задумываясь ни на секунду ответила она.

И рассказала, как она пришла в больницу участковым педиатром в двадцать четыре года («Девчонка совсем! - комментирует она сегодня). Азам не только профессии, но и жизни учил ее именно Гончаров:

- Он советовал мне не распылять силы, уметь определять, что является главным в работе на сегодняшний день, а что станет важным только через год или через пять лет... - вспоминает она.

Галина Петровна рассказала, как он учил правильно выстраивать отношения с людьми, уметь их распознавать:

- Вот этой женщине, говорил он и называл фамилию, можешь доверять безоговорочно: она никогда не предаст. Вот за этим - и называл другую фамилию - надо всегда все перепроверить. А с этим человеком старайся никогда не общаться - может обмануть... Ну мне-то самой все тогда казались добрыми и хорошими...

- улыбается Галина Петровна. - А еще он сам умел и меня учил находить буквально в каждом человеке какие-то черты, на которые можно опереться в работе. Теперь я с удовольствием учу своих преемников так же, как меня в свое время учил Александр Васильевич... И до сих пор стараюсь, общаясь с людьми, следовать советам моего наставника и «сортировать» людей. Правда, не всегда получается: слишком доверчива....

Галина Пятакова рассказала, что мысленно часто как бы советуется с бывшим главным, спрашивая себя: а как бы он поступил в подобной ситуации?

Большое видится на расстоянии

- Только сейчас, с течением времени, понимаешь, насколько этот человек был талантлив как организатор, - размышляет Галина Пятакова.

И утверждает, что у Александра Васильевича был особый дар - умение предвидеть развитие медицины.

- Он был первым в Воронежской области, кто понял важность отделения восстановительного лечения. И не только понял, но и сам придумал и построил первое в области отделение реабилитации: грязелечебницу, лечебные ванны, массажную, кабинеты физкультуры и физиотерапии. А вся наша российская медицина только сейчас начинает понимать, насколько это необходимо больным. Смотрите!

И Галина Петровна показывает документ - приказ министерства здравоохранения «О порядке организации медицинской реабилитации». Под приказом дата - декабрь 2012 года... И в самом деле удивительный факт: оказывается, Гончаров сделал это у нас в Семилуках более четверти века назад.

- Скажите, разве он был не гений? Конечно, гений! - спросила и сама ответила Галина Петровна.

Я понимаю, что «бы» не бывает, но не удержалась и спросила Галину Пятакову:

- Если бы он сейчас был бы жив и пришел в ЦРБ, то что бы ему могло, на ваш взгляд, понравиться?

Галина Петровна задумалась на минуту. Потом начала перечислять:

- Думаю, что он бы обрадовался, увидев недавно отремонтированные корпуса. А как много современной аппаратуры в операционном и акушерском блоках, кардиологии! Порадовался бы он палате интенсивной терапии для инфарктных больных, а также по-современному отделанным, комфортным палатам. Отремонтированная детская поликлиника тоже наверняка бы вызвала его одобрение. Порадовался бы достижениям наших травматологов Чернышовых: они начали эндопротезирование тазобедренных суставов. Это высокотехнологичные операции и проводятся они только в трех районах области, в том числе теперь у нас.

- А что бы его могло огорчить, по-вашему?

- Во-первых, что, к сожалению, пока не во всех отделениях больницы достойные условия для лечения больных. Во-вторых, низкая зарплата медработников. Во времена Александра Васильевича она тоже не была огромной, но, видимо, сравнительно и не копеечной: вопрос о зарплате тогда не стоял вообще. А еще огорчило бы желание молодых нынешних молодых врачей сразу уйти в узкие специалисты. Не побывав ни участковыми терапевтами и педиатрами, ни оперирующими хирургами, ни поработав на приеме. Для них это сейчас «не престижно». Александр Васильевич учил нас тогда универсальности.

«Расслабьтесь, Клара Леонидовна!»

О том, что Гончаров своих сотрудников учил не только медицине, но и более глубоким вещам - мудрости, пониманию жизни - рассказала и другая его ученица - врач-фтизиатр Клара Леонидовна Шевчук, работавшая при Александре Васильевиче главным врачом тубдиспансера.

- Он мне как-то сказал: «Клара! Твоя душа вот такая!» и ... распахнул пиджак на своей груди. Ты, говорит, застегни ее хоть немного! Люди разные бывают: влезут, натопчут...

Когда она вспоминает бывшего главного врача, в глазах 81-летней женщины появляется какой-то свет:

- Знаете, каким он! Глыбой! Человечищем! Организатором высшего класса. А как умел «разруливать» конфликтные ситуации!

И рассказала об одном забавном случае.

Зашла как-то медсестра к заведующей фтизиатрическим отделением Кларе Шевчук, глаза круглые:

- Вас Александр Васильевич вызывает. Сердитый...

Клара Леонидовна, «с замирающим сердцем», как она сейчас вспоминает, войдя в кабинет начальника, увидела там двух женщин. Оказалось, что одна из них жена технического работника больницы, а другая - медсестра тубдиспансера. Первая приревновала вторую к мужу и пришла к главному жаловаться.

- Клара Леонидовна, как вы могли такое допустить? Дисциплина должна быть! Вы обязаны следить за сотрудниками! - грозный голос Александра Васильевича привел страх и трепет подчиненную.

В общем, гром и молнии.

Через несколько минут, успокоенная «справедливым» гневом главврача и обещанием всех наказать, жалобщица ушла. За ней вышла и «разлучница». .

- А я стою и думаю: «Ну, всё... Теперь уволит с работы... Ой, выгонит, как пить дать...», - рассказывает Клара Леонидовна.

А Александр Васильевич посмотрел на нее и засмеялся:

- Расслабьтесь, Клара Леонидовна! Не собираюсь я вас наказывать из-за какой-то дуры, бегающей по начальству. Идите и спокойно работайте: вас ждут больные.

- Он при ней не мог сказать, что не наше дело лезть в чужую личную жизнь. Но как руководитель и коммунист обязан был «принять меры», - комментирует сейчас тот случай Клара Леонидовна.

Рассказывая, она в лицах передавала сцену - жестикулировала, хмурила брови, смеялась. Я не выдержала:

- Такое ощущение, что я разговариваю с юной девчонкой. Как вы умудряетесь оставаться такой на девятом десятке лет?

- Потому что живу с чистым сердцем. Никому не завидую! И взяток не беру, как и наш бывший главный...

И сказала, что Александр Васильевич сам был абсолютным бессребреником. И никто из врачей при нем карманы больным не подставлял.

Она частенько подходит к мемориальной доске, установленной в честь Александра Васильевича на фасаде больницы, смотрит и мысленно беседует с ним, советуется... Умерший четверть века назад человек до сих пор остается маяком для этой женщины.

Человека уже нет, а сотворенное им добро - живет...

- Знаете, он был редким человеком: в нем совершенно не было злобы. Только доброта ко всем, терпение и уважение, - вспоминает Александра Васильевича еще одна его бывшая ученица, ныне главная медсестра Екатерина Трепалина.

Она рассказала, как умел успокаивать сотрудников бывший главный:

- Бывало, после субботников, когда все стараются увильнуть от работы, залетаю к нему в кабинет, разъяренная. А он спокойно посмотрит на меня и скажет: «Катя, какие же у тебя глаза-то красивые!». Конечно, после таких слов любая женщина сразу стихнет! Умел он так поговорить с человеком, что каждый, уходя от него с тем, с чем и приходил, чувствовал себя почти счастливым. Он не раздражался попусту на сотрудников и старался погасить сразу любую искру конфликта. Берег нас...

Работники Семилукской ЦРБ

Слышали бы вы, уважаемые читатели, сколько доброты и тепла было в голосе главной медсестры, когда она вспоминала об Александре Васильевиче!

Выдержанный, спокойный, Александр Васильевич учил этому же своих сотрудников.

- Как-то он мне сказал: «Не горячись. Прежде чем ответить, сосчитай в уме до десяти». А потом спрашивает меня о чем-то, а я молчу. «Что ты молчишь?» - удивляется он. А я в ответ: «Подождите. Только восемь...», - смеется, вспоминая этот случай Екатерина Романовна.

Совет наставника пригодился: Екатерина Романовна старается не давать волю нервам. По отзывам коллег, она старается найти доброе слово для каждого, кто к ней обратится.

«Будут внуки потом - все опять повторится сначала... »

Конечно, огромная организаторская работа главного врача не позволяла ему отдаваться полностью любимой специальности - хирургии. Но изначально ее выбор был, видимо, не случаен.

Дело в том, что Александр Васильевич воевал на фронтах Великой Отечественной войны. Как воевал, теперь могут «рассказать» только оставшиеся после его смерти боевые награды, одна из которых - медаль «За отвагу» - всегда была и остается особенно почитаемой среди фронтовиков: ею награждали за личное мужество в бою. В 1943 году разведчик-артиллерист Александр Гончаров был тяжело ранен осколком в грудь.

- Просто чудо, что отец тогда остался жив! - удивляется дочь Александра Васильевича Татьяна Лесечко.

Удивляться и впрямь есть чему: осколок вошел ему прямо под сердце.

Кто знает, может, тяжелейшая операция во фронтовом госпитале и дальнейшее лечение и определили послевоенную судьбу нашего героя? Когда находишься на грани между этим светом и тем, на многое начинаешь смотреть по-другому. После возвращения с фронта он пошел учиться в медицинский институт.

- Может, и в самом деле, если бы не фронтовое ранение, жизнь его сложилась бы как-то иначе? Не знаю... - Татьяна Александровна слегка пожимает плечами. - Сам отец старался не говорить о войне вообще...

Некоторое время после мединститута он проработал в Нижневедугской больнице, а потом сорок лет - до дня своей смерти в 1989 году - главным врачом Семилукской ЦРБ.

- Мама тоже была врачом. Все разговоры в нашей семье так или иначе касались медицины. Поэтому вопрос, кем нам с братом Юрием, ныне покойным, стать, не стоял в семье никогда. Только врачами! - сказала Татьяна Александровна.

В медицину пошло и третье поколение Гончаровых. Внучка Светочка в этом году будет поступать в медицинскую академию. Один из внуков, тоже Александр, сменил деда «на боевом посту» - ныне Александр Юрьевич Гончаров руководит ЦРБ.

- Похож ли он на деда? - спросила я одну из собеседниц.

- И да, и нет, - был ответ. - Но внук старается... Понимаете, времена нынче другие... Да мы и сами уже не те...

Расспрашивая Татьяну Лесечко об отце, я спросила, строгим ли он был в семье.

- Очень строгим! - засмеялась она. - Я уже старшеклассницей была, а с танцев уходила домой засветло. Представляете, взрослая девушка, а в девять вечера, как штык, чтобы дома! Это с одной стороны. А с другой - с нами, детьми, отец оставался неизменно любящим и нежным. Приласкать нас, погладить по голове, поцеловать, - это всё даже не мама, а папа... - грустно и светло вспоминает отца Татьяна Александровна. И продолжает:

- А уж как внуков Диму и Сашу любил! И они его обожали: как увидят, мчатся со всех ног навстречу. А он их подхватывал и до потолка подбрасывал. Мальчишки хохотали и визжали от удовольствия...

Но при всей внешней строгости и сдержанности, широкая натура этого человека иногда выплескивалась через края. По воспоминаниям дочери, он очень любил, когда пела его жена. Она от Бога была наделена прекрасным голосом и музыкальным слухом. Александр Васильевич, не обладавший певческим даром, тем не менее тоже очень любил петь. И делал это от души: вкладывал в песни страсть и радость, боль и надежду.

- Бывало, что я и опаздывала вечером вернуться к установленному времени. Но если, подходя к квартире, слышала голос поющего отца - можно было ничего не бояться: он - в прекрасном настроении, - от воспоминаний голос Татьяны Александровны срывается...

А еще Александр Васильевич Гончаров любил порыбачить, возился с пчелами, одно время увлекался охотой... Но отдых для него, по словам дочери, был большой редкостью: основную часть жизни занимала любимая работа.

Вместо послесловия

... В конце июня легендарному Гончарову-старшему исполнилось бы 90... Со дня его смерти прошла почти четверть века. Кто в это поверит, услышав, как о нем отзываются коллеги? Человек и вправду жив до тех пор, пока его помнят...

Как автор материала, добавлю: писать об этом человеке было несложно. Мои собеседники рассказывали о нем так, словно он стоял с нами рядом. И всего несколько минут назад вышел...

Елена СТАРКОВА.

Газета "Семилукская ЖИЗНЬ" № 74


Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите +

Нравится

Нет комментариев.
Добавить комментарий
Имя:

Проверочный код: